Подпишитесь на рассылку E.В.А. и оставайтесь в курсе событийПодписаться

“Синдром самозванца – это глюк, ловушка мозга, неправда”

Лея Сех, практикующий психолог, о синдроме самозванца и профессиональном выгорании среди равных консультантов

Лея, начнем с самого начала, как у человека появляется синдром самозванца? 

Чаще всего это травмирующие ситуации детства. В какой-то момент ребенка недохвалили, с кем-то сравнили, «ударили по рукам», когда он проявил инициативу, сказали «куда ты лезешь”. То есть ребенок не получил или получил не полностью возможность самовыражения. При этом формируется определенная нейронная сеть, воссоздающаяся и укреплюящаяся при триггерных обстоятельствах. 

Достаточно одного раза «получить по рукам» или систематически находится в атмосфере угнетения?

По-разному. Может быть один очень драматический запоминающийся сюжет, например, публичная ситуация, или негативный отзыв от авторитетного человека. А может и череда не сильно эмоционально заряженных событий выработать такую установку.

В пластичной психике ребенка развивается привычка получать критику, которая с взрослением сепарируется от внешних источников и остается внутренним голосом, систематически ругающим и не позволяющим принимать заслуги на свой счет. 

То есть заработать синдром самозванца в зрелом возрасте практически невозможно? 

Думаю, да. Если у ребенка закрыты все базовые потребности, правильно выработаны модели поведения, к зрелому возрасту он подходит с установками, на которые даже негативному опыту сложно повлиять. 

До какого-то времени человека ничто не тревожит, или он не обращает на это внимание. Что же становится последним звоночком, после чего уже невозможно не признать наличие психологической проблемы? 

Чаще всего это начинает мешать в карьере – сложно добиться поставленных целей. Либо наоборот, гиперкомпенсация – доказать назло внутреннему критику, что я все могу. Один из вариантов ее проявления, знакомый многим,  синдром отличника. Профессиональная реализация происходит не через естественные процессы и потребности, а через дисфункциональные, что забирает колоссальное количество энергии. 

Знаете, когда человек сам верит в то, что он делает, а главное, в то, что заслуживает профессиональных успехов, он живет, словно «серфит по волнам» – красиво, гармонично, в удовольствие. 

А когда человек живет в бесконечных попытках что-то доказать, в какой-то момент происходит профессиональное выгорание, с которым ко мне часто обращаются равные консультанты. 

То есть чаще всего синдром самозванца проявляет себя не самостоятельно, а уже через выгорание? 

Да. И хотя сейчас все о синдроме самозванца знают, многие у себя отмечают, но не придают должного значения его деструктивным последствиям, пока не столкнуться с ними в более тяжелой форме. 

На прием приходят не с запросом “как перестать себя критиковать и получать удовольствие от работы”, а с установками “я плохой специалист”, “у меня ничего не получается”, “не верю в то, что делаю” и т.д. Уже во время терапии, разбираясь в причинах, выясняем, что энергия уходила на задабривание внутреннего критика. 

Такой парадокс – перед тобой адекватный человек,  профессионал, который делает очень много в своей работе, в том числе, помогая другим, а внутри у него – надлом, потому что он сам в себя не верит. 

Хуже всего, если незаметно для человека это переходит в депрессию и субдепрессию. Все ресурсы брошены на поддержание успешного имиджа, а психика не справляется и включает режим энергосбережения. И проявляется это уже тем, что не хочется идти на работу, нет радости от выполненных задач, потерян смысл трудовой деятельности. 

Очень прошу не доводить себя до такого состояния и периодически задавать самому себе два вопроса: «О чем я сейчас подумал?» и «Чего я хочу на самом деле?»

На примере работы равного консультанта это можно представить так: к вам обращаются за помощью, а вы испытываете внутреннее противоречие, не можете со спокойной душой включится в работу, или понимаете, что выходите за рамки собственных ресурсов и обязанностей. 

Скорее всего, ответ на первый вопрос будет автоматическим – «хочу помочь», «надо помочь», «надо сделать». Это ваша привычная модель поведения. Второй вопрос призван разобраться в том, искренне ли вы хотите помочь, или вы, например, боитесь осуждения, или хотите показаться хорошим, или у вас обостренная потребность спасать, которую вы не можете выключить. 

Почему синдром выгорания так часто встречается среди равных консультантов или это профессиональная болезнь многих специалистов?

По моему опыту,  равные консультанты, да и вообще люди помогающих профессий, а к ним относятся психологи, врачи, медсестры и другие, – это люди, которые хотят спасать. По тем или иным причинам, вытекающим из детства, семьи, травмирующего опыта. Они спасают образ мамы, папы, бабушки, друга, себя. Не надо думать, что это как-то сказывается на профессионализме. Скорее накладывает определенную психологическую нагрузку на самого “спасателя”.

На каком этапе профессионального пути чаще всего проявляется синдром самозванца?

Синдром самозванца чаще всего тревожит человека в начале карьеры, а вот с  гиперкоспенсацией и выгоранием, как с его производными, сталкиваются после двух-трех-пяти лет профессионального пути. Когда человек работает, отдает всего себя… а удовлетворение так и не наступает,  или преследует ощущение отсутствия результата. Иными словами, человек начинает страдать от хронической неудовлетворенности. 

Если мы говорим о самодиагностике и ответы на вопросы «О чем я сейчас подумал?» и «Чего я хочу на самом деле?» из раза в раз не совпадают, что необходимо делать дальше?

Не затягивать с походом к психотерапевту. Это первое. А второе, учиться понимать себя через чувства. Это глубинное и самое ценное. Отвечая только на первый вопрос «Что я подумал?» – вы можете не понимать, какие чувства при этом испытываете. «Чего я хочу на самом деле?» – важно, но ведь можно прийти и к ложному заключению. Поэтому возникает третий вопрос – «А что я при этом чувствую?  У меня дискомфорт или гармония внутри?» В идеале, спрашивать себя об этом необходимо несколько раз в день, чтобы найти точки контакта со своими чувствами и научиться не просто отслеживать их, а проживать, принимать и уважать. Это  постоянная  дисциплинированная работа.

Еще одна важная составляющая терапии – научиться присваивать собственные достижения. Для этого необходимо формировать новые привычки: хвалить себя, писать благодарности, говорить, что я сегодня сделал классного. Не ждать от себя подвигов, а отслеживать банальные позитивные моменты, шаг за шагом присваивая маленькие ежедневные “победы” : приготовил вкусный завтрак, сделал комплимент коллеге, бабушку перевел через дорогу, приступил к отчету и т.д.

Ведь, на самом деле, синдром самозванца – это глюк, ловушка мозга, неправда.  Человек работает, развивается, набирается опыта, а ему продолжает казаться, что он плохой специалист. 

Осознание проблемы – только первый шаг на пути к выздоровлению. А терапия – серьезная работа над собой. Предстоит разрушить “окаменевшие” нейронные сети, формирующие дисфункциональную модель поведения, которую человек так бережно, хоть и бессознательно воспроизводил всю свою жизнь и построить новую функциональную, которая позволит адекватно относится к собственным ресурсам, наслаждаться работой и заряжаться от достижений. Это может казаться сложным, но очень важно разрешить себе быть обычным человеком и не бояться других оценок кроме “отлично”. 

Проект «Психологическая и социальная поддержка людей, затронутых ВИЧ-инфекцией, и помогающих специалистов в связи с распространением новой коронавирусной инфекции» реализуется при при поддержка Фонда президентских грантов. 

Как помочь