Викино дело

monument-statue-blue-sculpture-justice-greek-mythology-1186582-pxhere-com

122 статья УК РФ определяет ответственность за преступления, связанные с заражением ВИЧ. Причем наказания по этой статье предусмотрены не только за фактическое заражение вирусом, но и за поставление другого лица в опасность — если человек, зная о своем диагнозе, не предупредил своего партнера о заболевании, но инфекция не передалась. Именно в этом обвиняют девушку Вику, которая в прошлом году обратилась за помощью в «Е.В.А.». Рассказываем, что было до, во время и после суда.

 

 

Предыстория

 

Вика — воспитанница детского дома. В 15 лет ей диагностировали ВИЧ. О своей жизни Вика подробно рассказала журналистам «Медиазоны», в этой статье мы бы хотели сконцентрироваться именно на судебном процессе.
В июне 2016 года Вика (17 лет) познакомилась в социальной сети с Ф. (31 год). Она не рассказала мужчине о своем диагнозе. Когда у них была интимная связь, девушка предложила использовать презерватив, но Ф. отказался. После нескольких встреч Вика стала рассказывать Ф., что у неё есть ВИЧ-положительная подруга. Сказать напрямую о своём заболевании девушка боялась. Ф. предложил вместе сдать анализы на ВИЧ. В результате у него  — минус, у нее — плюс. Ф. подал на Вику заявление в полицию. 19 апреля 2017 года против Вики возбудили уголовное дело по части 1 статьи 122 УК РФ  —  заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. 31 августа дело было передано в суд.

УК РФ Статья 122.  Заражение ВИЧ-инфекцией.
1 ч. Заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.
(в ред. Федеральных законов от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
2 ч. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни -наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

 

Процесс

Дело тянулось три месяца. На таймлайне отмечены даты и основные события судебных заседаний. Решение постоянно откладывали: то потерпевший и подсудимая в суд не явились, то свидетели не пришли, то заявитель предложил рассматривать дело без него, а защита его ходатайство не поддержала.

 

 

На седьмом заседании Вика рассказала, что дознаватели опрашивали её без взрослых (законных представителей), хотя в деле указано обратное, а в материалах дела не зафиксированы её некоторые показания (например о том, что она предлагала использовать презерватив). Разбирательство снова перенесли.

 

Понимая, что помощи государственных адвокатов ей недостаточно, Вика обратилась за правовой помощью и поддержкой в «Е.В.А». К делу подключились равный консультант проекта «Равный защищает равного», член ассоциации «Е.В.А»  Алёна Тарасова, адвокат Михаил Голиченко, юристы Анна Крюкова и Валентина Фролова. Был разработан план действий.

 

Ближе всех к месту проведения судебного процесса находилась Елена Титина, член ассоциации «Е.В.А», директор и психолог Фонда «Вектор жизни». Юристы приняли решение, что представлять в суде интересы Вики будет именно она.

 

На следующем заседании защита подала ходатайство о привлечении Елены Титиной в качестве представителя подсудимой и общественного защитника. Ходатайство удовлетворили.

 

Суд опросил потерпевшего, законного представителя подсудимой, саму подсудимую, свидетелей. От предложенного мирового урегулирования по делу потерпевший отказался. Государственный обвинитель требовал для Вики наказания в виде года ограничения свободы.

 

Затем выступала Елена Титина. Позиция защиты основывалась на том, что в действиях обвиняемой отсутствует прямой умысел, поэтому уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления (на основании ч. 1 ст. 212  и пункта 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ). Из показаний Вики видно, что она не желала ставить потерпевшего в опасность заражения, но относилась к ситуации безразлично. Она не настаивала на том, чтобы Ф. не пользовался презервативом, а только не предупредила его, что у неё ВИЧ. Она пыталась намекнуть ему, рассказывая о ВИЧ-инфицированной подруге.

 

Учитывая международные рекомендации об отмене или крайне ограниченном применении уголовного закона в вопросах передачи ВИЧ другому человеку, защита считает недопустимым чрезмерно широкое толкование ч.1 ст. 122 УК РФ (без учета прямого умысла).

 

Общественный защитник зачитала характеристику и социально-психологический портрет выпускников детских домов, подготовленный РООВСО «Домик Детства». Елена Титина разъяснила суду психологические особенности в адаптации к диагнозу ВИЧ: Виктория не могла сказать прямо о своём диагнозе и не до конца понимала всех последствий, так как была несовершеннолетней, узнала о своем заболевании менее года назад и никогда не обращалась за помощью к специалистам. Её знания о ВИЧ были крайне скудны.

 

Защитник рассказала об особенности течения заболевания, указала на то, что Вике нужно регулярно ездить в СПИД-центр, который находится в 3 часах езды от её города, поэтому наказание, которое запросил для Вики гособвинитель, помешает Вике регулярно получать медицинскую помощь.

 

Судья Н. А. Усова огласила приговор: «Признать Викторию виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.122 УК РФ и назначить ей наказание в виде двух месяцев ограничения свободы с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания с 22:00 часов вечера до 06:00 часов следующих суток, не изменять постоянного места жительства и не выезжать за пределы городского округа без согласия надзорных органов».

 
Адвокат Михаил Голиченко и Вика составили и подали апелляционную жалобу, защита ходатайствует об отмене приговора.

Читайте также