Как оказывать помощь беременным наркозависимым женщинам: мнение специалиста

Екатерина Пойлова, специалист по медико-социальному сопровождению благотворительного фонда «Гуманитарное действие», делится своими наблюдениями и мыслями по поводу того, как оказывать помощь беременным наркозависимым женщинам.
 
Екатерина, расскажите, пожалуйста, есть ли в Вашей организации — БФ «Гуманитарное действие» — проект по наркозависимым женщинам? Сколько лет он реализуется? Сколько сотрудников задействовано в реализации проекта?
 
— Гендерное направление, насколько я помню, реализуется около 7 лет. Сотрудники: координатор женского проекта, несколько кейс-менеджеров, аутрич-работники на мобильном пункте.
 
Каким образом в ваш проект попадают наркозависимые женщины? Отличаются ли эти женщины от общей группы наркозависимых женщин в городе?
 
— Я бы не сказала, что есть какое-то отличие женщин в данном проекте от женщин, попадающих в другие проекты нашей организации. Главное отличие — в этом направлении мы уделяем большее внимание вопросам беременности и связанных с этим сервисов. Точка входа — мобильный пункт. Другие женщины приходят из дружественных нам НКО, из ГНБ (Городской наркологической больницы), инфекционной больницы имени Боткина, центров социальной помощи семье и детям.
 
Каким образом наркозависимые женщины попадают к вам из государственных учреждений?
 
— Мы достаточно давно и плодотворно сотрудничаем с  различными государственными учреждениями, приглашаем их на семинары, круглые столы, тренинги. Они знают, что мы — низкопорговая организация, знают о наших услугах по сопровождению. Пример: недавно из ГНБ к нам обратились по вопросу социального сопровождения беременной наркозависимой женщины. Ее нужно было поставить на учет в женскую консультацию. То есть клиентка пришла на лечение, выяснила, что беременна, а в ГНБ такими случаями не занимаются, но знают, что этим занимаемся мы, поэтому звонят нам, и мы уже берем ее на сопровождение. Мы сами ходим в ГНБ, делаем небольшие тренинги для девушек на детоксе. Темы самые разные — от профилактики ВИЧ до ответов на вопросы, связанные с обращениями в ЛПУ (лечебно-профилактические учреждения).
 
Скажите, пожалуйста, какие наркотики употребляют ваши клиентки?
 
— Главным образом — героин.
 
До сих пор?
 
— Да. Затем идет метадон, ну и все, пожалуй. Дезоморфиновых клиенток я в своей практике не встречала. Были случаи, когда кто-то из наших клиенток употреблял эфедрин. Но подавляющее большинство — это героин и метадон.
 
Оцените, пожалуйста, сколько беременных женщин проходит через ваш проект? За год, за месяц?
 
— Начиная с июня 2013 года, у нас работает проект по беременным наркозависимым женщинам. На сопровождении находятся около 20 человек. Обращалось и больше женщин, но некоторым из них, с их слов, сопровождение не нужно. Кому-то нужна только консультация, кому-то хватает помощи в получении детского питания. Кто более-менее социализирован, у кого есть родственники, те с неохотой идут в проект.
 
В чем именно заключается сопровождение?
 
— Если к нам обращаются девушки без документов, мы оказываем помощь в восстановлении документов. Как правило, у таких женщин и прописки нет, поэтому мы их оформляем через пункт учета БОМЖ. Если имеется ВИЧ-инфекция, то мы занимаемся постановкой на учет в Центр СПИД. Кроме того, проводится консультирование, дотестовое, послетестовое, мотивационные консультации, консультации по приверженности лечению, плановые консультации. Наша задача — дать клиенткам адреса и телефоны максимального количества сотрудничающих с нами организаций. Существует ряд фондов, в которые мы можем обратиться. Там есть материальная помощь, где-то юристы, где-то психологи. Мы пытаемся по-максимуму их социализировать и подготовить к тем проблемам, с которыми они могут столкнуться. Клиенткам, которые находятся в активной зависимости, предлагается пройти детоксикацию и реабилитацию.
 
Сталкивались ли вы с проблемами при направлении беременных наркозависимых женщин на детоксикацию?
 
—  Ситуаций с отказами из-за беременности не было. Были ситуации, когда врачи просили взять справку из женской консультации, что данная программа не повлечет выкидыш. У одной клиентки был маленький срок, я разговаривала с врачом-наркологом, и она говорила, что стоит подождать и вернуться после 12 недель. Иногда предлагают больницу Боткина, где есть детокс, нарколог, гинекологи, психологи.
 
Каковы специфические характеристики ваших клиенток?
 
— В большинстве своем это коммерческие секс-работницы. В некоторых случаях, если есть постоянный партнер, они планируют свою беременность. У большинства женщин уже есть один ребенок, а также гражданский муж, тоже наркопотребитель. Женщина занимается секс-работой, чтобы заработать на наркотики и прокормить семью. Это основной доход. Бывает помощь родственников, но она направлена на ребенка, который уже есть. То есть ребенок находится на обеспечении родственников. По здоровью – наличие ВИЧ-инфекции, гепатита С.
 
Такая женщина еще не лишена родительских прав?
 
— Нет, не лишена, но, скорее всего, уже напугана органами опеки.
 
Как вы считаете, нужно ли уделять больше внимания беременным наркозависимым женщинам?
 
— Я считаю, что нужно. У наркозависимых много проблем, с которыми мы работаем. Если беременность — это просто одна из проблем наркозависимой женщины, тогда ей не уделяется должного внимания. Женщина и сама не уделяет этому внимания. В результате мы видим отсутствие элементарных отношений с ребенком. Если он не оставлен в роддоме, то перекидывается на кого-то из родственников. Но мы можем постараться помочь ей понять, что это – ее ребенок, что ребенок важнее, чем наркотики, которая она употребляет, которые ей так важны. Мы выходим на доверительный уровень и работаем мягко. Мы начинаем говорить о духовных вещах и потихоньку, мягко, мотивируем ее на реабилитацию. Но нам важно, чтобы она приняла это решение сама. Конечно, этот процесс хочется ускорить. И, естественно, я пытаюсь доносить всю важность происходящего, подчеркивать важность снижения употребления. В результате многие из тех, с кем я работаю, стали задумываться о своем положении. Девчонки приходят, рассказывают о своих чувствах, планируют свое будущее…
 
Опишите, пожалуйста, последний случай, когда вы оказывали помощь беременной наркозависимой клиентке.
 
— Несколько недель назад мы проводили тренинг в ГНБ. Там была девушка на 13 неделе беременности, она лежала на детоксе, собиралась переходить на реабилитационное отделение. Я ее поддержу в любом выборе, это уже хороший шаг. У нее нет ВИЧ-инфекции, она сама хочет пройти реабилитацию, у нее есть поддержка родителей. Может быть, мы с ней съездим в женскую консультацию, под подписку от главного врача.
 
Назовите три самые типичные проблемы в работе с беременными наркозависимыми женщинами, с которыми вы сталкиваетесь. Как вы их решаете?
 
— Первая — отсутствие документов. Вторая – необходимость прерывания беременности. Третья — это материальная помощь. Это полное отсутствие всего самого необходимого — коляски, пеленки. Но самое основное, конечно, — это документы. Были ситуации, когда у клиенток не было денег на восстановление паспорта, и мы изыскивали деньги в фонде. Но это зависит от мотивации клиентки. Что касается прерывания беременности, зачастую к нам обращаются клиентки на сроках более 12 недель, и аборт уже сложно сделать. Поэтому мы говорим им о том, что после определенного срока возможны только искусственные роды, а сами общаемся с девушками. Очень часто бывает так, что пока они ждут искусственные роды, то решают оставить ребенка.
 
Каковы возможности прохождения бесплатной реабилитации в Санкт-Петербурге? Покрывают ли эти возможности имеющиеся потребности?
 
— К сожалению, у наших клиенток не так много запросов на прохождение реабилитации. Такие запросы они делают либо в каких-то экстренных ситуациях, либо когда хорошо замотивированы. Запросов от беременных наркозависимых клиенток также было мало, но, в то же время, девчонки успешно проходили реабилитацию. Те, кто прошел, на сегодняшний день остаются чистыми, сохранили детей. И это здорово. Кажется, что таких женщин мало, но они есть. Ребенок — это действительно важная ценность, которую они познают в процессе реабилитации. Как правило, мы направляем клиенток на 1 и 10 отделения ГНБ. Есть успешные случаи, когда женщины проходили и детокс, и реабилитацию, после чего мы устраивали их на нашу кризисную квартиру.
 
Если бы вы были человеком, который пишет рекомендации по ведению беременной наркозависимой женщины, что бы вы написали?
 
— Решение проблем с документами. Диагностика психологического состояния и состояния физического здоровья. Снабжение информацией о реабилитационных центрах, дружественных НКО. Детокс, реабилитация. После выхода с реабилитации — возможность пожить в нашей кризисной квартире, потому что там с ней могут работать психологи, и, кроме того, она будет изолирована от окружающих на безопасной территории. А потом она может уже возвращаться домой.
 
А если дома нет?
 
— Это уже достаточно сложно. Нужно разбирать каждую ситуацию отдельно. Почему у нее нет дома, кто есть из родственников, что она сама собирается делать, что мы можем сделать, какое время для всего этого понадобится. Вспоминаю ситуацию, когда девушка-наркопотребительница приехала из другого города в Петербург, к маме, здесь забеременела. К нам ее направили из женской консультации. Мама сказала, что видеть свою дочь не хочет. Мы положили девушку в ГНБ, она прошла курс реабилитации, после которой идти ей было некуда. В результате она попала на нашу кризисную квартиру. Параллельно мы работали с ее мамой. Проводились и семейные консультации вместе с психологом. Мама приезжала на реабилитацию, общалась со специалистами. Девушка родила, вернулась к нам, а спустя две недели мама сама позвонила и сказала, что готова ее забрать, что стала ходить на группу для созависимых и многое поняла. В общем, все успешно закончилось. Мы недавно виделись, ребенка крестили в Казанском соборе. Она не звонит, а это значит, что, скорее всего, все у нее хорошо…
 

Читайте также