История Светланы

дети вич

Мы продолжаем публиковать личные истории мам ВИЧ-позитивных детей. На очереди — история Светланы, воспитывающей двух чудесных девочек, одна из которых — ВИЧ-позитивная.
 
«Жила была маленькая, скромная девочка. Росла с родителями в любви и заботе. Занималась спортом и танцами. Окончила школу и поступила учиться дальше.
 
Встретила она парня. Он так красиво ездил ей по ушам, что в конце–концов она влюбилась в него по эти самые уши. Ушла из родительского дома жить к своему любимому, бросила учебу, чтобы пойти на работу. Жили у свекрови, у любимого с работой «не ладилось», а жить на что-то было надо. Продолжались красивые разговоры о счастливом будущем, о детях и т.д. И вот я забеременела. Родила прекрасную дочку. Муж устроился на работу. И всё бы ничего…
 
Но через год после родов мне предстояла небольшая операция, и нужно было сдать анализы на ВИЧ. Меня вызвали к заведующей этой клиники, стали задавать вопросы типа: «Сколько у меня было мужчин, употребляю ли я наркотики и т.п.?» Послали в центр СПИД для пересдачи анализа с ребенком! А дальше как в страшном кошмаре…
 
У моей малышки тоже обнаружили ВИЧ (во время беременности ничего не выявили — был период «окна»). Чего только я не услышала в свой адрес: и какая я мать, и что меня посадят в тюрьму за то, что я заразила своего ребенка… На что мой любимый мне сказал: «Не переживай, тебе много не дадут, у тебя же ребенок малолетний». Был протест принятия диагноза, обида, боль, злость, непонимание — откуда, почему это произошло со мной. Было сильное чувство вины перед ребенком (в центре мне сказали, что через два года, максимум через три, моя дочь умрет от болезни). Началась сильная депрессия, я стала выпивать и в один день чуть не выпрыгнула с восьмого этажа. В чувство меня привела фраза: «Если твой ребенок не нужен тебе, то кому он тогда нужен?». И тогда мой мир перевернулся с головы на ноги.
 
Как только я приняла диагноз, осознала всю его серьезность, мне стало намного легче. Я всё рассказала своей маме, она очень сильно переживала, но поддержала меня. Я перевелась в другой центр СПИД. Огромное спасибо педиатру-инфекционисту этого центра. Она убедила меня в том, что мы с дочкой будем жить долго, надо только пить специальные лекарства. Дочка на терапии с трех лет. Мне назначили терапию через семь лет. Через два года после выявления ВИЧ муж признался, что всё это время он употреблял наркотики, и знал, что его знакомые заражены ВИЧ. Что тогда было со мной, рассказывать не стану (не передать словами). Все эти годы мне пришлось доказывать, что я не наркоманка и не гулящая женщина.
 
После этого признания жизнь стала хуже. Из дома пропадало всё — от денег и техники до детских игрушек. Когда дочери было четыре года, я не смогла больше терпеть и выгнала его (на тот момент мы жили у моих родителей). Понятно, что материально он никогда не помогал.
 
Без лишней скромности скажу, что дочка растет умная, скромная, красивая. С пяти лет я потихоньку стала подготавливать её к диагнозу. Рисовала картинки, объясняла «по-детски», почему надо пить лекарства (мы всегда называли их витамины, нам так было легче), не называя самого диагноза. Когда она пошла в первый класс, я сказала ей, как называется наша болезнь. Сейчас мы спокойно об этом с ней разговариваем, она задает вопросы, я отвечаю.
 
Сейчас я живу с другим мужчиной. У нас родилась здоровая дочь. Старшей дочке уже одиннадцать лет. Она отлично учится, занимается танцами, рисует, выступает на сцене. Она моя гордость – мой «АНГЕЛ». Младшей год и четыре месяца. Она моё маленькое чудо.
 
Никогда не отчаивайтесь, любите и берегите своих деток. Ведь они единственное, ради чего действительно стоит жить. Счастья и здоровья Вам и Вашим любимым!
 
P.S.: мне очень помогло общение в группе помощи женщинам и детям со знаком “+”. Это огромная поддержка. Не оставайтесь наедине со своей бедой!».
 

Читайте также