Подпишитесь на рассылку E.В.А. и оставайтесь в курсе событийПодписаться

«Делить пациентов на опасных и безопасных нет никакого смысла»

«Е.В.А.» запустила проект по снижению стигмы в отношении ВИЧ-положительных пациентов со стороны медицинских специалистов.

Люди с ВИЧ нуждаются в медицинской помощи не только в связи с диагнозом ВИЧ-инфекция: у них бывают простуды, переломы, проблемы со слухом или зрением. В СПИД-центрах не всегда есть необходимые узкие специалисты, а в медицинских учреждениях общего профиля пациенты с ВИЧ сталкиваются с “особым” отношением. Например, врачи используют дополнительные средства защиты, стараются передать пациента коллегам или вовсе отказывают в помощи. Чаще всего это происходит из-за страха. 

На сайте evafordoctors.ru собраны материалы для медицинских специалистов: главные факты о ВИЧ, инструкция на случай контакта с вирусом при работе с пациентом, личные истории людей с ВИЧ. 

Мы поговорили с Наталией Владимировной Сизовой, заместителем главного врача по амбулаторно-поликлинической помощи СПб ГБУЗ «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями», о стигме, стереотипах и о том, как можно бороться с ними в отношениях врача и пациента.

Н. В. Сизова

Что вы знаете о проблеме стигматизации людей с ВИЧ среди врачей? 

Я помню конец 90-х и нулевые годы — тогда врачи действительно боялись работать с ВИЧ-положительными пациентами. Часто просто отказывали в медицинской помощи. Я сама помню, как людей прямо из приемного покоя просто отправляли сразу в больницу им. Боткина, без всякой помощи. Но сейчас, на мой взгляд, в Санкт-Петербурге ситуация улучшается — за последний год точно стало очень мало жалоб пациентов на неоказание помощи из-за ВИЧ-статуса. 

Что помогает снижать уровень стигмы среди врачей? 

Тут много факторов. Во-первых, реальный опыт работы. Врачи теперь чаще видят на приеме людей с ВИЧ — а это уже возможность увидеть перед собой обычного человека с обычными проблемами вместо какого-то стереотипного образа, продиктованного мифами из нулевых.

Во-вторых, растет общий уровень информированности. Во многом благодаря притоку молодых врачей. Они не зашорены стереотипами и со студенческой скамьи знают, что такое ВИЧ. А есть врачи, которые базовой информацией не владеют — и потому совершенно необоснованно боятся работать с ВИЧ+ пациентами. У нас работает много пожилых докторов, которые даже не следят за этой темой и просто следуют мнению, которое у них сложилось еще двадцать лет назад.

То есть стереотипы о ВИЧ устарели?

Конечно, устарели. Потому что сама ситуация поменялась. Да, в нулевые годы ключевым путем передачи было употребление наркотиков. Но сейчас 77,9% случаев инфицирования происходят в результате половых контактов. Это означает, что вирус распространился в общую популяцию. Теперь человек с ВИЧ — это зачастую обычный человек, такой же, как все. И чем чаще врач это видит своими глазами, тем меньше у него стигма в отношении таких пациентов. 

Какие, на ваш взгляд, главные факты о ВИЧ должен знать любой врач? 

Прежде всего, абсолютно каждый врач должен понимать, что на сегодняшний день постановка диагноза ВИЧ-инфекции подразумевает начало терапии. То есть мы начинаем лечить сразу и всех. Если раньше мы ждали, когда у человека упадет иммунитет, то сейчас АРВТ назначают без периода наблюдения.

Второе — если у пациента в течение полугода наблюдается неопределяемая вирусная нагрузка в результате приема терапии, то он безопасен и не передает ВИЧ. То есть в случае аварийной ситуации, будь то порез или укол использованной иглой, риска заражения нет. Это доказано огромным количеством исследований.

А что должен делать врач в том случае, когда произошла аварийная ситуация при работе с пациентом, который не достиг стабильно неопределяемой вирусной нагрузки? 

Существуют четкие санитарные правила — это как внутренний закон для врачей, по которому мы все работаем. В каждом медицинском учреждении есть эпидемиолог. Как только случился опасный контакт с ВИЧ-инфекцией, медработник идет к нему. Заполняется акт аварийной ситуации, в котором должно быть максимально четко описано, что произошло, какой был характер контакта, с каким пациентом. 

Затем медработник отправляется к нам в Центр СПИД — в рабочие дни. В выходные, праздники или ночную смену можно обратиться в приемный покой на Бумажной, 12 или в больнице Боткина. 

Дальше уже наши эпидемиологи изучают акт и оценивают степень риска — его может вообще не быть, либо он может быть минимальный. Часто это зависит от характера контакта и вирусной нагрузки у конкретного пациента. Например, если выясняется, что пациент давно принимает терапию, а значит, в его организме минимальная концентрация вируса ВИЧ. 

Но если эпидемиолог предполагает существование риска инфицирования, медработник тут же получает ПКП — постконтактную профилактику. По сути это схема АРВТ, которую назначают после опасного контакта с ВИЧ. Принимать ее нужно месяц. Через два месяца после аварийной ситуации следует пройти контрольный тест на антитела.

В любом случае, важно ответственно относиться к своей безопасности и обращаться к нам как можно скорее. В идеале — сразу после аварийной ситуации. По правилам — в течение 72 часов. 

Как врач должен работать с ВИЧ-положительным пациентом? 

Так же, как и с любым другим, разумеется. Если человек принимает терапию, то большинство его проблем со здоровьем никак не связаны с его ВИЧ-статусом. 

Когда врач относится к таким пациентам как-то иначе, безусловно, он считает, что исходит из заботы о своей безопасности. Но я считаю, что такая забота должна быть абсолютным стандартом вообще со всеми пациентами. 

Приведу пример. Карточка пациента по правилам не должна подлежать никакой «специальной» маркировке. А раньше ситуация была другая — ставили В-23 или треугольник в случае гепатита. И тогда это было оправдано, потому что мы работали без перчаток, был многоразовый инвентарь, капельницы, иглы. 

Но сейчас-то ситуация совсем иная. Все либо одноразовое, либо подлежит обязательной стерилизации. И это дает возможность полноценно себя обезопасить. Достаточно следовать простому принципу: в работе вообще с любым пациентом есть шанс инфицирования. И речь не только о ВИЧ — существует много других инфекционных заболеваний, которые намного опаснее в плане риска заражения, например, гепатит. И сам человек может даже не знать о своем заболевании.

Так что оценивать и делить пациентов на опасных и безопасных нет никакого смысла — надо со всеми соблюдать одинаковые правила и всегда заботиться о безопасности своего здоровья.

А насколько могут сами пациенты повлиять на отношение врачей к ним? 

Знаете, мне кажется, у пациентов с ВИЧ иногда есть элемент самостигматизации. Как раз из-за того, что они знают, что могут столкнуться с каким-то неправильным отношением при обращении за медицинской помощью — и боятся, пытаются скрывать свой статус. Получается такой замкнутый круг, который можно и нужно подтачивать с двух сторон. 

Если врачи будут показывать профессиональное и человеческое отношение ко всем пациентам, то и люди с ВИЧ перестанут бояться стигматизации. В результате больше врачей смогут увидеть их собственными глазами и понять, что бояться нечего.

А главное — когда медработник понимает проблематику ВИЧ и знает все факты, он может помогать и тем пациентам с ВИЧ, кто по каким-то причинам не дошел до терапии. И по сути каждый такой случай — это чья-то спасенная жизнь.

evafordoctors.ru

Как помочь